Сколько люди проигрывают в казино

Сколько проигрывают в казино политики и известные бизнесмены

Владимир Путин призвал депутатов ускорить принятие закона, который выведет все игорные заведения за пределы городов в четыре специальные зоны. Журнал «Коммерсант-Власть» в свою очередь поинтересовался у законодателей, известных политиков и бизнесменов размерами их проигрышей в казино.

Александр Лившиц, замгендиректора «Русского алюминия»

«Нисколько, да я и в казино-то был всего один раз — на экскурсии. Примечательно, что когда выходишь из игорного зала, попадаешь сразу в бар».

Сергей Шаталов, статс-секретарь, замминистра финансов.

«5 долларов. После этого я в казино ни ногой».

Сергей Лисовский, член Совета федерации.

«Я больше 100 долларов за раз на фишки не меняю. Идею президента поддерживаю и с интересом буду смотреть за бойней губернаторов за «золотую жилу», ведь не все думают о судьбах граждан, кто-то и о своих интересах. Не сомневаюсь, что деньги будут прилипать к рукам чиновников. Я бы переселил казино в пустыни типа калмыцких степей».

Олег Чиркунов, губернатор Пермского края.

«Максимум — стоимость ужина. Мне нравятся игры, где результат зависит от человека, а не от удачи. Но я с удовольствием бы принял в крае какой-нибудь развлекательный центр и готов сделать многое, чтобы хорошо организовать этот бизнес. Хотя не уверен, что к нам поедут».

Михаил Кузнецов, губернатор Псковской области.

«Не больше 300 долларов. Один раз проиграл примерно столько, но у меня осталось несколько франков, а в казино был тотализатор. Ради смеха поставил их на самую медленную лошадь. И посыпался град монет. Но в Псковской области я не хотел бы видеть русский Лас-Вегас. Вообще, четыре зоны — это очень мало, не думаю, что эта идея все-таки будет реализована».

Оганес Оганян, глава комитета Совета федерации по экономполитике.

«Столько, сколько могу себе позволить. Когда люди проигрывают — это трагедия, ни в каком сериале не увидишь таких страстей. За игровым столом можно проверить партнера, ведь во время азартной игры человек показывает свое настоящее лицо».

Андрей Макаров, зампред комитета Госдумы по бюджету и налогам.

«Я не проигрываю, потому что не играю».

Павел Гурин, член правления Райффайзенбанка.

«Максимум долларов 100. В казино я был всего несколько раз, и то из любопытства. Играл в рулетку и блэк-джек, но не сложилось. Я в душе математик и не могу смириться, что удача в таких играх зависит от вероятности, а не от умения».

Камиль Исхаков, полпред президента в Дальневосточном федеральном округе.

«Очень мало, я умею вовремя остановиться. Мне нравится идея собрать казино в зоны, мы уже ведем переговоры с зарубежными фирмами и подбираем площадки. Думаю, от посетителей из Тихоокеанского и Азиатского регионов отбоя не будет».

Николай Курьянович, депутат Госдумы.

«Я не играю, потому что мои знакомые, руководители этого «бизнеса», говорят, что выиграть практически невозможно. А если и получится, то тебе помешают выйти из заведения».

Сергей Полонский, президент корпорации MIRAX Group.

«Около 1000 долларов. Но новые российские Лас-Вегасы нам необходимы. Не думаю, что зону надо строить в Сибири, там холодно. А вот на границе с Китаем — да. Китайцы изнывают от нехватки игорных домов»

Людмила Нарусова, член Совета федерации.

«Не играла и не проигрывала. Я с предубеждением отношусь к деньгам, падающим с неба, и очень плохо к казино — даже перехожу на другую сторону улицы. Меня пугают люди с шальными деньгами и люди явно криминального происхождения».

Борис Минц, президент инвестиционной группы «Открытие».

«По-крупному я никогда не проигрывал, но и не выигрывал».

Мирослав Мельник, председатель правления компании «МБ Финанс»..

«По-моему, нисколько. Последний раз был в казино в 1993-м, когда друзья открывали «Метелицу».

Григорий Примак, гендиректор компании «ВКМ-Лизинг».

«Немного, да и то, когда был студентом. Сейчас азартные игры не для меня — пустая трата времени и денег».

Андрей Козырев, бывший министр иностранных дел России».

«Однажды лишился целой тысячи долларов. Я перепробовал все азартные игры, даже автоматы, но мне не везет. Обычные люди делают ставку в 100 долларов, проигрывают, но потом что-нибудь выигрывают. А я — никогда. Но я все равно хожу в казино, чтобы расслабиться.

Борис Белоцерковский, предправления компании по производству игровых автоматов «Уникум».

«2000 долларов. Но я редко играю, хотя знаю, что шанс выиграть высокий — 90 процентов денег распределяются между игроками. А если кто не выигрывал, значит, просто не хотел»

Эдуард Краснянский, писатель.

«Немного, я в казино хожу, чтобы посмотреть на лица людей. Разговоры про обдираловку — неправда. Как-то раз «однорукий бандит» выдал мне 400 евро. Не успел я и рта открыть, чтобы похвастаться, как мой приятель выиграл 800 евро».

Сергей Иваненко, зампред партии «Яблоко».

«Я только выигрывал. Умные люди научили: выиграл — уходи. Закон об игорных заведениях имеет давнюю историю, но это решение во многом спонтанное и непродуманное, ведь его принимали на волне антигрузинских настроений».

Алексей Митрофанов, депутат Госдумы».

«Я не проигрывал. Люблю проводить время в казино, но не как игрок. Играют те, кому не хватает адреналина, а у меня его в избытке. От закона выиграют украинцы. Все поедут играть в Киев: визы не надо, час полета, и ты уже в европейском городе с прекрасными ресторанами и замечательными девушками».

Артем Тарасов, бизнесмен, первый легальный советский миллионер».

«Я свои проигрыши не запоминаю. Если бы помнил, давно сошел бы с ума или повесился. А однажды чуть не выиграл 420 тысяч фунтов стерлингов. Решил привлечь внимание девушки-крупье, которая мне понравилась, и всю наличность перед уходом поставил на 22, но потом отменил ход. А шарик упал на 22. Я боюсь, что инициатива с зонами проплачена иностранцами и убьет российский бизнес».

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*